Меню

Больше статей

16.05.2020

ЧЕМПИОН, УЧЕНИК ЧЕМПИОНА

13.05.2020

Рапиристка Камилла Гафурзянова: «Я не готова работать в России за такую зарплату»

07.05.2020

Богдан Никишин: «Смотрю не на то, что мне 40 лет, а на то, что тренеры и команда на меня рассчитывают»

03.05.2020

Битва поколений: когда украинское фехтование было круче?

28.04.2020

Глава РУСАДА: «Спортсмены на карантине посчитали, что можно не заполнять систему ADAMS. Это ошибка»

Оренбургские мушкетеры

Спортивная жизнь в городе притихла, но это не значит, что она прекратилась. Тренеры и спортсмены активно взаимодействуют друг с другом, ведут онлайн-тренировки и с огромным нетерпением ожидают, когда будут сняты ограничительные меры. Ну а пока мы решили рассказать о спорте, в котором олимпийских высот могут достигать как мужчины, так и женщины. Речь идёт о фехтовании. Как развивается этот благородный и зрелищный вид спорта в Оренбурге и с какими трудностями сталкиваются тренеры – обо всём этом корреспондент «ВО» поговорил с президентом федерации фехтования Оренбургской области – мастером спорта, серебряным призёром первенства Европы и чемпионом России Эрнстом Хамзиным.

По воле судьбы

– Эрнст, расскажи, как началась твоя спортивная карьера? Каких результатов ты достиг как спортсмен? Почему именно фехтование стало тем видом спорта, который ты выбрал?

– В спорт меня привела мама. В 2004 году мои земляки Руслан Насибуллин и Реналь Ганеев выиграли бронзовые медали Олимпийских игр в Афинах. Об этом написали во всех башкирских газетах, а моя мама прочитала эту новость. В итоге на следующий день мы с братом неумело махали рапирами в фехтовальном зале под наставлением тренера Ольги Михайловны Шагаевой. Один из тех призёров, Руслан Рафикович Насибуллин, в будущем стал моим тренером, а Реналь Ганеев – кумиром детства. В первое время мне не нравилось фехтование, и на тренировки я ходил только потому, что в конце занятия мы играли в футбол или баскетбол. Результатов я не показывал вообще, первые медали начал выигрывать только в 12 – 13 лет, но вместе с медалями пришёл и азарт, который привил любовь к фехтованию. Отмечу также, что большую роль сыграл мой отец, он любил спорт и очень хотел, чтобы мы с братом стали чемпионами. Родители, можно сказать, работали на нас, потому что в те времена экипировки не было вообще, а если где-то удавалось её найти, то она была очень дорогой. Каждая поездка на соревнования тоже обходилась недёшево, поэтому
отец зачастую возил нас на своей машине, чтобы немного сэкономить. Много раз я хотел бросить фехтование, но родители настаивали на своём и каждый раз возвращали меня на верный путь. В 14 лет, когда пошли первые результаты, родители нас перевели в другую школу. После этого началась совсем другая спортивная жизнь, потому что с нами стали работать тренеры уровня сборной России: Лира Римовна Грушина, Александр Георгиевич Никишин и Руслан Рафикович Насибуллин. Результаты мои резко улучшились, но я всё никак не мог достигнуть своей цели, а именно – попасть в сборную России и выиграть медали первенства Европы или мира.

– С чем был связан твой выбор тренерской работы?
– Мне всё время предлагали уйти в тренерскую деятельность, и, можно сказать, всё делали для того, чтобы я закончил карьеру и пошёл работать тренером. Но меня это подстёгивало, я хотел всем доказать, что я могу, и тренировался в два раза больше и усерднее. В 2014 году начал параллельно работать с молодым тренером Маратом Радиковичем Хисамутдиновым. Он верил в мой успех, каждый день работал со мной и искренне хотел, чтобы из меня получился отличный спортсмен. Я всё-таки добился своего, и в 2016 году впервые отобрался на первенство Европы в составе сборной России. В командном первенстве мы выиграли серебряные медали, это был для меня очень хороший результат. Эта медаль мне очень дорога, потому что ради этой медали я прошёл через многое и сумел всем доказать, что я и как спортсмен чего-то стою. Но даже после этого успешного сезона во мне до сих пор видели не спортсмена, а тренера. А в профессиональном спорте есть два звена – тренер и спортсмен, и они оба должны желать результата, если кто-то один не хочет – бесполезно. Я принял решение закончить свою карьеру и заняться тренерской деятельностью.

– Насколько я знаю, в Оренбуржье ты возглавил федерацию фехтования, по сути, на пустом месте. Сейчас ты достиг хороших результатов. С чего начинал, с какими трудностями столкнулся, кто помогал?

– В Уфе я работать не хотел, так как мне кажется, что молодым ребятам там не создают должных условий для работы. Поэтому я принял решение уехать в то место, где мне дадут свободу действий, мне нужен был чистый лист бумаги, который я могу заполнить так, как хочу я, и чтобы этот лист обрёл самые яркие краски. Чистым листом оказался город Оренбург. На тот момент в Оренбурге уже год существовала федерация фехтования, делала первые шаги. Президент федерации фехтования Оренбургской области Светлана Павловна Сухова пригласила меня на мастер-класс, после чего я влюбился в этот зал, в детей и, не раздумывая, собрал вещи и переехал. Отдельную благодарность хочу выразить Светлане Павловне и её супругу Антону Васильевичу. Именно они стояли у истоков оренбургского фехтования и полностью доверили мне очень ценное для них начинание. В первое время было тяжело смириться с тем, что я уже не спортсмен, а тренер. Были мысли вернуться в спорт, но я понимал, что это будет шаг назад, и мои спортсмены очень сильно мотивировали меня продолжать работу. Я много работал с детьми из других городов, и таких трудолюбивых, честных, любящих фехтование детей я видел впервые, и это не громкие слова. С каждым днём юных мушкетёров становилось всё больше, это меня радовало. Им было интересно, значит, мой труд был не зря. К тому же я для себя решил: во-первых, работая с детьми, я покажу фехтование немного под другим углом, интереснее, не так, как в обычных школах. Я должен показать, что фехтование – это не только скучная теория и нудные упражнения по учебнику в парах. Всё это очень здорово, полезно, но, на мой взгляд, главная задача тренера – влюбить спортсмена в спорт, заинтересовать, а потом уже учить его фехтованию.

О фехтовании

– Занятие фехтованием – это дорого?
– Это не дорого, но и не дёшево. Полный комплект экипировки для новичка стоит примерно 10 – 12 тысяч рублей. Но в нашем клубе в отличие от остальных школ новичкам экипировка предоставляется, потому что ребёнку нужно время для того, чтобы понять, его это спорт или нет. Как только он это понимает, спустя примерно 2 – 3 месяца, родители покупают ему экипировку. Сделали мы это для того, чтобы не было таких ситуаций, что родители купили экипировку, а ребёнок через месяц говорит, что не хочет фехтовать, и вся экипировка лежит потом без дела. Кстати говоря, таких ситуаций очень мало. Мы ведём статистику новичков, и из 10 детей 8 у нас остаются.

– Насколько фехтование является опасным видом спорта?
– В наше время – это совершенно безопасный вид спорта. Костюм фехтовальщика – из кевларовой ткани, эту ткань используют для пошива бронежилетов. Её не проткнёшь даже острым лезвием, маска фехтовальщика выдерживает силу удара 1600 ньютонов, никаким клинком пробить её просто нереально. Более того, фехтование, по мнению спортивных врачей, самый нетравмоопасный вид спорта, максимум, что тут можно получить, это синяк.

Задел на будущее

– Эрнст, кто сейчас в ПФО является наиболее сильным конкурентом для оренбургских фехтовальщиков?
– Это, конечно, Уфа и Казань. Но уже сейчас я могу сказать, что мы бьёмся почти на равных. Если учитывать, что фехтование там развивается уже более 60 лет, а мы только делаем первые шаги, на их фоне мы смотримся вполне достойно. Более того, на недавнем всероссийском турнире в Екатеринбурге в финале наш спортсмен одолел как раз уфимского спортсмена, и медальный зачёт мы выиграли, так что будем выходить на лидирующие позиции в округе!

– Расскажи о нескольких ведущих спортсменах областной федерации фехтования.
– Не хотелось бы выделять кого-то, но раз уж надо, назову двоих победителей всероссийских турниров – это Илья Сорокун и Екатерина Федулова. Также отмечу Тимура Абусева, который участвовал в детских международных играх в сборной России. А так у нас очень много хороших спортсменов, которые выигрывали медали всероссийских турниров, – их порядка 20 человек.

– Какой ты видишь областную федерацию фехтования через пять лет?
– Через пять лет фехтование в Оренбуржье станет одним из популярных видов спорта. Я верю в это и сделаю всё для этого. Мы много работаем над этим, часть того, что мы имеем на сегодняшний день, это благодаря нашей команде, в которой три тренера, они работают с 10.00 до 22.00, отдаваясь полностью детям. Коммерческий директор Аскар Амангулов, который тоже внёс большой вклад за эти три года, хорошо понимает нашу систему, поскольку сам чемпион и мастер спорта. У нас замечательный юрист Татьяна Безлюднева, она выполняет большой объём бумажной работы и занимается общением с министерством спорта. А также учредители клуба Антон и Светлана Суховы внесли самый большой вклад в фехтование в Оренбурге – они начали это дело!

Вечерний Оренбург