Меню

Больше статей

23.06.2020

Чемпион Олимпиады-80 Алехин: прошусь на тренерскую, но приглашают на приемы

22.06.2020

Егорян: появление нового зала фехтования в Химках благодаря победам на Играх вдохновляет

19.06.2020

Мастера расчехлили клинки

16.06.2020

Лучший шпажист СССР Никанчиков был легендой, но стал изгоем. Он задохнулся с девушкой в собственной «Волге»

11.06.2020

В Башкирии фехтовальщики начали тренировки

Если бы не трагедия: как советские рапиристы остались без золота на Олимпиаде-80

О фатальном ранении Владимира Лапицкого, а также о том, чем Олимпиада в Москве отличалась от других игр, на которых ему довелось побывать, Sputnik расспросил пятикратного чемпиона мира, олимпийского чемпиона Александра Романькова.

"Что значит – с каким настроением ехали в Москву?" – удивляется Александр Романьков. Только побеждать и только за золотом.

Романьков к 80-му году уже титулованный спортсмен – олимпийский призер Монреаля и пятикратный чемпион мира: три золота в личных соревнованиях и два в командных.

"Попасть в сборную Советского Союза значило, что ты уже явный кандидат на медаль или в личных, или в командных. Поэтому внутренняя подготовка у нас была только на одно – по-другому и делать там нечего. Открою вам секрет: в 92-м году я тоже должен был ехать на Олимпиаду. А мне уже 40. И когда мне сказали "Александр Анатольевич, расчехлите, давайте позанимаемся", я сказал: "Я на все Олимпиады ездил за медалью"... И не поехал", – признается Александр Анатольевич.


У Романькова пять олимпийских наград, десять раз он становился чемпионом мира, в том числе пять раз - в индивидуальных соревнованиях. Его рекорд не побил еще ни один рапирист.

О том, почему у советских рапиристов в Москве, где вроде и стены помогают, не случилась "командная" золотая медаль, кто из известных фехтовальщиков не доехал на Олимпиаду-80 из-за бойкота, а также об атмосфере Олимпийских игр Александр Романьков рассказал Sputnik.

Родные стены
В то время скамейка запасных в фехтовании была настолько длинной, что если бы на чемпионат мира поехали бы две команды, еще неизвестно, какая из двух взяла бы золото, говорит Романьков. А тут еще домашняя Олимпиада.

"Когда мы узнали, что игры будут у нас, очень обрадовались. Всегда же говорят, дома и стены помогают. А что главное на Олимпиаде – та медаль, которая хорошо светит. Хотя в принципе любая медаль – это уже огромное достижение... Это я немножко себя оправдываю, что не взял там золото", – смеется Александр Анатольевич. С московской Олимпиады он привез домой в Минск две медали: бронзу в индивидуальном первенстве и серебро – в командном.

К играм советские фехтовальщики готовились под Минском в спорткомплексе "Стайки".


В детской секции у Эрнеста Асиевского. Романьков - второй, первый - еще один будущий олимпийский чемпион, саблист Николай Алехин.

"Условия, конечно, отличные. Наши выложились по полной, у нас даже шведский стол был. Такого никогда не было. Хотя с питанием в принципе у нас – в Беларуси, Москве, Новогорске – вопросов никогда не было, питание было изумительное", – рассказывает Александр Анатольевич.

Из самих Игр, признается, запомнился финал и собственное не совсем удачное выступление. Шел же на золото, а в итоге отдал его партнеру по команде Владимиру Смирнову. Кроме того, в решающем поединке уступил французу Паскалю Жолиу, и стал третьим.

"У нас тогда заваруха произошла – у всех троих победы. И среди троих опять перебой, переигровка. Я выиграл сразу же у Смирнова, а когда вышел с Паскалем фехтовать – фактически за первое – я настолько зажался, что проиграл. Полностью. И стал третьим", – говорит Александр Романьков, а потом признается, что тот проигрыш и стал для него самым ярким впечатлением той Олимпиады.


Медали, завоеванные Романьковым на Олимпиаде-80: бронза в индивидуальном первенстве и серебро - в командном.

"Самое яркое – то, что я проиграл. Но две медали все-таки оттуда привез", – добавляет спортсмен.

Вторая медаль
На вопрос, был ли шанс тогда взять золото в командном первенстве, Романьков отвечает не задумываясь: "Естественно. Если бы Володю не ранили, было бы золото". Володя – это Владимир Лапицкий, выходец из Беларуси и к тому моменту чемпион мира в командной рапире.

Перед самым финалом во время поединка с поляком Богуславом Зыхом Лапицкий получил ранение. У Зыха сломалась рапира, и клинок пробил куртку Лапицкого.

"И мы видим: кровь. Куртка набухает спереди и сзади. Первая мысль: насквозь! Его увозят, а затем говорят: "Жив. В порядке – через три-четыре дня выйдет". Мы: "Как?!" Оказывается, повезло: попало в ребро, скользнуло по ребру и вышло сзади. Если бы ребро не зацепило, было бы без вариантов", – вспоминает Александр Анатольевич.


Несчастный случай на Олимпиаде-80 запомнился многим.

Лапицкого увезли в больницу. А на финальные поединки с французами вместо него вышел шпажист Ашот Карагян.

"А шпажист – это совсем другая техника, восприятие. Но даже с ним мы проиграли-то 9:7. Он не мог толком ничего сделать, единственное, что мы от него требовали – уколы. Чтобы, если количество побед будет равное, чтобы был перевес по уколам. Мы-то, рапиристы, каждого знаем как облупленного, знаем, чего бояться... Не получилось. Если бы не ранение Володи, золото взяли бы без разговоров. Команда там была звездная: Петрушка, Фламан – чемпионы мира в личных соревнованиях, крутизна. Ну, не удалось", – вспоминает Александр Анатольевич.


Ранение Владимира Лапицкого на Олимпиаде-80 оказалось не опасным, но стоило золота нашей команде.

Французы, которым уступили советские рапиристы, выступали на Олимпиаде-80 под флагом Международного олимпийского комитета. Часть так называемых капиталистических стран отказалась посылать на игры в Москву свои официальные делегации в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан.

Бойкот
Отказ ряда стран присылать своих спортсменов на игры в Москву на накале страстей у фехтовальщиков точно не отразился, настаивает Романьков. Во-первых, часть спортсменов, как те же итальянцы, приехали сами и выступали под флагом МОК.

"А кто не приехал? Америка? Но если брать наш вид спорта, то тогда Америка еще не фехтовала. Это сейчас она крупнейшая фехтовальная страна, потому что открыты границы, и все наши тренеры рванули туда и подняли там фехтование. Итальянцы, французы приехали – выступали под флагом МОК. Это сильные команды. Вот мы с ними и воевали", – вспоминает Александр Анатольевич.


В фехтовании Романьков оказался практически случайно - это была единственная секция в его школе в деревне под Минском.

Ни Китай, ни Япония тогда тоже еще не фехтовали. Традиционно "фехтовальными" странами были Польша, Венгрия, Румыния, Германия, Франция, Италия и СССР. Из этого списка в Москву не приехала только команда ФРГ. Хотя в индивидуальных соревнованиях, припоминает Александр Анатольевич, кто-то из западных немцев на дорожку все-таки выходил.

Но совершенно точно в Москве тогда не было нынешнего президента МОК, а в 80-м чемпиона Монреаля-76 в командной рапире Томаса Баха. С Романьковым на дорожках они встречались и до, и после, и ни разу, признавался уже в новом веке глава МОК, он не смог выиграть у Александра Анатольевича.

"Я столько фехтовал, что уже не помню", – уходит Романьков от ответа на вопрос "Неужели, правда ни разу не уступили Баху?", а потом вспоминает еще одного своего именитого соперника – вокалиста Iron Maiden Брюса Дикинсона. Оказывается, он фехтует. Причем настолько достойно, что неоднократно отбирался от Британии на турниры.


Выиграть у Романькова не мог даже нынешний глава МОК, а в прошлом чемпион Монреаля-76 в командной рапире Томас Бах.

"Чтобы поехать на турнир высокого класса типа "Бонский лев", туда надо отобраться, туда сложно попасть. Брюс отбирался, приезжал фехтовать за Англию. И я с ним фехтовал. Кто победил? Давайте так скажем: он хэви-метал, а я "фехтовальщик-метал", – признается Александр Анатольевич.

Атмосфера и безопасность
От той Олимпиады у Романькова остались две медали, сувенирная чашка с фехтовальной символикой, пара пистолетов (ручек, к которым крепится рапира) и очень приятные околоолимпийские ощущения. Говорит, атмосфера на соревнованиях и вокруг была очень спокойная и дружелюбная.

"Олимпиада имеет такое свойство – улучшаться раз за разом, учитывая развитие техники и электроники. В Москве были сделаны хорошие номера – просто красота. В Монреале у нас же была спальня на 14-16 человек, огромное помещение и двухъярусные койки. Мы жили все вместе. А в Москве уже все было цивилизовано", – вспоминает Александр Анатольевич.


Эти войлочные буквы с Олимпиады-80 Романьков сам нашивал перед соревнованиями на костюм.

На играх в Монреале в 1976-м, признается Романьков, его очень впечатлили меры безопасности. Это были первые игры после трагической Олимпиады в Мюнхене, где в результате теракта погибли 11 членов израильской олимпийской сборной.

"В Монреале они перестраховались настолько, что по приезде мы даже испугались. Когда мы прилетели, 120-160 человек, нас отвели в большую комнату и сказали подождать: "Сейчас еще пару самолетов прилетят, мы соберем и отвезем всех вместе". А когда мы увидели, как нас везут, мы поняли – что-то неладно: впереди бронетранспортер, между машинами – бронетранспортер, сзади – бронетранспортер, а над нами вертолет... Вот такой делегацией мы и поехали. Приезжаем в деревню, а там колючая проволока двухрядная, а вдоль люди в форме с собаками ходят", – вспоминает Романьков.


Тот самый пистолет от рапиры, который остался с Олимпиады-80.

В Москве, конечно, тоже следили за безопасностью, но таких усиленных мер он не помнит.

"Бесперспективный" рекордсмен Романьков
После Олимпиады в Москве Романьков снова выигрывал чемпионаты мира и побывал еще на одной Олимпиаде – сеульской в 1988-м, привез оттуда еще две медали, в том числе и золотую. Всего в его копилке пять олимпийских наград.

Его рекорд (а Романьков – 10-кратный чемпион мира, в том числе пятикратный в индивидуальных соревнованиях) не побил еще ни один рапирист. Любопытно, что в фехтовании он оказался практически случайно – это была единственная секция в его школе в деревне под Минском. Пришел сюда вместе с другом – еще одним впоследствии олимпийским чемпионом, саблистом Николаем Алехиным.


В 73-м Романькова посчитали "бесперспективным" и не пустили на чемпионат мира среди юниоров, а в 74-м он поехал уже на взрослый чемпионат и взял золото.

"Я год отпахал так, как никогда больше в жизни не тренировался, выиграл все, что можно, внутри страны. Но при этом я ни разу не ездил на международные соревнования среди взрослых. Я никого не знал – только по рассказам, а так, чтобы "пощупать", как они фехтуют, не знал. И вот я поехал в 74-м в Гренобль и сразу выиграл", – вспоминает Александр Анатольевич.

Тот первый в своей жизни международный финал он помнит очень хорошо – особенно напутственные слова Германа Бокуна, тренера Елены Беловой и Татьяны Самусенко.


Супруга Тамара - мастер спорта по спортивной стрельбе.

"А он же фронтовик, такой человек, который мог быть очень жестким. И вот он очки так поднял на лоб, смотрит на меня: "Ты зачем сюда приехал?! (Там другие слова были немножко). Мать дома одна сидит, ждет, как ты выступишь. Саша, вспомни, сколько у нас во время войны погибло, сколько белорусов погибло. Вспомнил?! Иди фехтуй!!!"... Это уже потом он мне рассказывал: "А как же мне еще тебя надо было накачать, чтобы ты выскочил туда чертом таким?!" – рассказывает Александр Анатольевич.

Соперник-итальянец был, по его словам, классным парнем: высокий (1,85 метра), плотненький (100-110 кг), но решил схитрить.


У детей чемпионов не самые обычные игрушки: например, отцовские медали.

"Вышел я фехтовать и, видно, на этой горячке 4:1 веду, а в это время Карло – итальянцы же комедианты, они и сейчас так делают – подхромал: "Ой, болит нога". У нас можно взять 10 минут – он полагал, что за 10 минут я, естественно, пыл спущу. Врач посмотрел и говорит судье: "Симуляция". Ему желтую карточку – па-бам! Он встал, секунд 10 – и уже 5:1. Я ору, еще ничего не понимая. Но то, что факт свершился, уже знаю... очень здорово", – вспоминает Романьков.

Он убежден, что и сегодня в Беларуси при достойном финансировании можно было бы растить чемпионов. Но пока зарплата тренера в два раза меньше, чем у учителя физкультуры, делать это сложновато. Но в Федерации фехтования Беларуси, где Романьков сейчас работает заместителем председателя, настроены все-таки развивать спорт. Тем более, что интерес у детворы есть. И перспективные юниоры есть.


Личная галерея славы Александра Романькова.

"У нас сейчас прошел чемпионат Беларуси по юниорам, я лично из тех 50 человек, что фехтовали, 3-4 забрал бы и целенаправленно готовил. Но надо понимать, что результат будет не завтра, нужно 3-4-5 лет. Это я ранний, а в нашем виде олимпийские чемпионами становятся в 24-25, а то и в 30 лет. Первое, чему нужно научиться, – управлять собой, а это дается очень тяжело. И только потом вы сможете управлять другими. Еще говорят, что в фехтовании главное – скорость. Поверьте мне, не скорость! Вовремя все сделать, а уж с какой скоростью – неважно..." – объясняет Романьков.

Sputnik.by