Меню

Больше интервью

09.10.2020

ДМИТРИЙ РИГИН: «В команде на Олимпиаде в Рио было мое место, которое от меня уплыло»

27.06.2020

ЯНА ЕГОРЯН: «Если отменится Олимпиада, мир для меня не рухнет»

04.03.2020

ВИОЛЕТТА КОЛОБОВА: «Выиграть Олимпийские игры – желание с самого детства»

01.12.2019

АЛЬДО МОНТАНО: «Одна половина сердца принадлежит Сидяку, а другая – жене»

28.11.2019

Артур Ахматхузин: «После операции на меня обрушилась вся реальность»

АНДРЕА БАЛЬДИНИ: «В жизни всякое может случиться, но сдаваться не стоит»

Итальянский рапирист, чемпион Олимпийских игр 2012 года в командных соревнованиях, пятикратный чемпион мира, девятикратный чемпион Европы рассказал о периоде дисквалификации из-за допинга, своём возвращении и планах на будущее.
Андреа, в 2008 году ты был обвинен в употреблении допинга. Насколько я знаю, в Италии это уголовно наказуемо. Возникли какие-то проблемы с законом тогда?

Это был очень сложный период для меня. Перед Олимпийскими играми в Пекине в 2008 году я был первым номером в мировом рейтинге. На последнем квалификационном турнире в Киеве мы проходили очередной допинг-контроль. У меня не было причин волноваться, и я был очень удивлен получить звонок от доктора нашей федерации, который сообщил мне о положительном допинг-тесте. Я никогда ничего не принимал и очень расстроился, потому что сразу понял, что что-то случилось, и есть риск не поехать на олимпиаду. Но мне тогда было всего 23, я был молод и полон надежд, что если ничего не сделал, то мне ничего не будет. Но, к сожалению, этого не произошло. Через несколько дней Федерация фехтования Италии меня отстранила.

Конечно, вся эта история очень спорная. Многие люди с самого начала верили в мою невиновность. Но, как нам известно, в таких случаях большинство спортсменов утверждают о своей невиновности, и не всегда это правда. Поэтому многие СМИ, особенно те, что не разбираются в фехтовании и не знают меня, писали громкие неприятные заголовки. Им было все равно, что писать. Это был сложный период – я много страдал. И не только потому что потерял возможность выступить на Олимпиаде, хотя отобраться туда было очень трудно, учитывая, что могли выступить только 2 человека от каждой страны. В Италии большое количество сильных спортсменов, и я много работал для того, чтобы отобраться. Видеть свое имя в различных СМИ и читать про себя плохие вещи – тоже было неприятно, я не мог в это поверить. Я чувствовал несправедливость, но многие люди, включая мою семью, продолжали меня поддерживать. Они понимали, что что-то здесь не так. У меня обнаружили очень большое количество запрещенного вещества в крови, а это значило, что я якобы что-то принял буквально за несколько часов до сдачи допинг-теста. И, возвращаясь к вопросу, из-за того, что результаты допинга были очень странными, в Италии началось расследование этого дела, но не против меня. Искали того, кто мог что-то мне подсыпать, но определить точно было невозможно. Поэтому меня дисквалифицировали на 6 месяцев вместо двух лет. Расследование показало, что допинг мне подсыпали в бутылку с водой в Киеве. Но ВАДА сказало, что я всё равно несу ответственность за то, что попало в мой организм, неважно каким путем. 



Когда эти сложные для меня 6 месяцев наконец прошли, я вернулся на дорожку гораздо сильнее, злее и мотивированнее. Я не чувствовал давления, никого не боялся и фехтовал с «холодной головой». В 2009 году начал сезон со второй его половины. Выиграл этап Кубка мира, две золотые медали на чемпионате Европы и также взял два «золота» на чемпионате мира. Это было отличное возвращение. Возможно, эта золотая медаль в личных соревнованиях чемпионата мира в Анталии значит для меня даже больше, чем наше командное золото на Олимпийских играх в Лондоне. Потому что для меня это означало конец того тяжелого периода и мою значимость, как спортсмена, в целом.


Ты написал книгу про всю эту ситуацию, но имени подозреваемого никогда не указывал, верно?

Я никогда не говорил имя, потому что виновного не нашли. Хотя в той книге было понятно, с каким человеком у нас возникали недопонимания. И все же я написал ее не для того, чтобы выставить кого-то врагом. Я описывал тот период моей жизни, и как пострадала моя семья, в частности, мой отец. Он чувствовал, что должен мне как-то помочь и однажды показал мне одно стихотворение. Оно оказало сильное влияние на меня, и чуть позже я сделал тату с этим стихотворением. В тот момент мы с отцом очень сблизились.

На самом деле, это хорошая книга для детей и следующих поколений. Это мое маленькое сообщение им, что в жизни всякое может случиться, но сдаваться не стоит. Надо продолжать верить в себя, и тогда будет хороший финал.


Какие у тебя сейчас отношения с человеком, который мог тебе что-то подсыпать?

Прошло много времени. Я понял, что не могу жить, фокусируясь на чем-то плохом. Решил забыть об этом и жить своей жизнью, быть, как можно позитивнее во всем, включая фехтование. Конечно, не все сезоны были такими же успешными, как в 2009 году. Было много как поражений, так и побед, но я всегда старался сохранять хороший, позитивный настрой.

Ты закончил фехтовать, выиграв много титулов. Удовлетворен своей спортивной карьерой или есть чувство недосказанности?

Конечно, я достиг не всего, чего хотел. Моя главная мечта – выиграть олимпийские игры в личном зачете не реализовалась. Но я достаточно удовлетворен своей спортивной карьерой. Я закончил со спортом, потому что наступил тот момент, когда нужно было двигаться дальше, приобретать какой-то другой опыт в жизни, не только фехтовальный. В 2016 году я понял, что уже устал. На протяжении многих лет мне приходилось испытывать стресс, потому что в Италии очень высокий уровень конкуренции – всегда есть какой-то человек, который может занять твое место. Впервые я попал во взрослую команду, будучи юниором. Мой первый чемпионат мира был в 2005 году в Лейпциге. За моей спиной было очень много соревнований, и я решил, что настало время, когда пора заканчивать. Я поступил в университет в США, закончил его прошлой весной.
  
Я ничуть не жалею, что ушел. Конечно, я не смог выиграть олимпиаду в личных соревнованиях, но я очень ценю наше командное золото в Лондоне. До сих пор помню, как нанес последний укол, как кричал, как ко мне подбежали однокомандники. Мои родители тоже там были. Иногда твоя мечта сбывается не с точностью, как ты хотел, но очень близко. Поэтому я, определенно, доволен своей спортивной карьерой.


В одном из своих интервью ты, еще будучи действующим спортсменом, хотел переехать в Америку. После окончания университета решил не оставаться там?

Я жил там на протяжении трех лет с 2016 по 2019, как раз, когда получал образование в Бостоне. Когда у меня появляется какая-то цель, я стараюсь её обязательно реализовать. Если говорю, что хочу где-то пожить какое-то время, то я еду туда, потому что уважаю свои желания. Хочу найти какую-нибудь работу, необязательно в фехтовании. Но у меня большая страсть к этому спорту, и кто знает, может еще долго буду работать тренером – я этого не исключаю. Хотя хотелось бы ещё найти работу по своей специальности в сфере дипломатии.

А как ты начал работать с командой Турции?

Ирем Карамете, которая уже стала моей женой, тоже жила какое-то время в Бостоне. Из-за этого она не могла работать со своим предыдущим тренером, который был в Стамбуле. Она решила попробовать поработать со мной. Первое время было очень трудно, потому что, в первую очередь, у Ирем был сильный тренер, который помог ей отобраться на Олимпийские игры в Рио, где мы выступали вместе, но под разными флагами. Я был рад внести какой-то вклад, но в то же время очень волновался, потому что испытывал большое чувство ответственности за свою в то время еще девушку. Я верил в себя, но не был уверен, что я тот тренер, который ей нужен. Конечно, мы много ссорились, потому что это не совсем обычный случай, когда у тренера и спортсмена есть отношения. Потом я начал работать с еще одним турецким рапиристом, Мартино Минуто, который по происхождению тоже итальянец. Честно говоря, я вообще не планировал быть тренером, но рад, что все так сложилось.

То есть вы начали встречаться до того, как стали вместе работать?

Да, мы начали встречаться за несколько месяцев до Олимпиады в Рио в 2016 году. А работать стали в 2017. В мае мы уехали из Бостона и сейчас ездим по разным странам, чтобы у Ирем был спарринг.



Тогда ты также говорил, что хочешь помогать странам, которые в этом нуждаются. Например, где идет война. Уже представилась такая возможность?

Я стал послом в детском фонде ООН в Италии. Мы как-то ездили в одну из деревень Сенегала и построили там небольшой госпиталь, где могли бы заботиться о детях. Но это было в то время, когда я еще фехтовал. Неблагополучные страны, например, на севере или западе Африки, агрессия со стороны других стран – это и есть то, что я изучал и то, что мне интересно. Но я понял, что буду более эффективным, если совмещу это со спортом. Поэтому надеюсь найти работу в какой-то спортивной организации, к примеру, в Международном олимпийском комитете в Лозанне. Чтобы участвовать в различных программах солидарности и помогать развивать спорт в бедных странах.

Блиц-опрос:

В какие страны готов возвращаться снова и снова?

В Турцию. А выступать мне очень нравится в России! Я всегда чувствовал некое уважение публики к моему фехтованию, выступая в Санкт-Петербурге. И, в общем, часто показывал высокие результаты там: два раза выигрывал этап Кубка мира, был также вторым и третьим. Плюс серебряная медаль на чемпионате мира в 2007 году. Удачный город…

Какую музыку слушаешь чаще всего?

Мне нравятся Джордж Эзра и группа «Оазис».

Как тебя называют друзья и близкие?

Меня называют Бальдо. Такое прозвище мне дали друзья в моем родном городе Ливорно.

На что готов потратить свои последние деньги?

На хороший дом.

Какая у тебя любимая книга?

Алхимик, Пауло Коэльо. Это достаточно простая книга, но о важных вещах. И я дочитал ее за день до того, как стать чемпионом мира в Анталии, поэтому она напоминает мне об этом успехе.

Назови свои 3 положительных и 3 отрицательных качества?

Думаю, Ирем с этой задачей лучше справится (смеется). Из плохих качеств: я немного эгоист, плохо скрываю свои эмоции и не люблю показывать слабость. Из хороших: я целеустремленный, не разбрасываюсь словами и добросердечный.

Есть ли какие-то плохие привычки?

О, у меня много плохих привычек. Например: я ем все подряд и в любое время. Никогда не получалось держать диету, даже когда фехтовал. Всегда ел конфеты, пирожные и что-то в этом роде.

Любимая историческая личность?

Махатма Ганди. Он сумел изменить мир, используя лишь силу слов. Это та историческая личность, которой можно только восхищаться.

Три желания, которые бы ты загадал?

Хочу, чтобы у меня были семья и дети. Чтобы мы были счастливы, и я научился относиться к членам своей семьи немного лучше. И самое заветное желание – чтобы Ирем выиграла Олимпийские игры.

Взгляд со стороны: Ирем Карамете (турецкая рапиристка, жена и ученица Андреа)

Андреа – особенный человек. И я имею в виду не его спортивные достижения, а личные качества. Я никогда не встречала настолько целеустремленного человека. Если он чего-то захочет, то обязательно этого добьется. Он настоящий лидер. Но, возможно, из-за спорта и большого количества побед в личных соревнованиях, он часто зациклен больше на себе. Конечно, нам бывает трудно вместе работать. Невозможно возвращаться домой после тренировок и не обсуждать спорт. Проблемы в фехтовании отражаются и на личную жизнь. Но Андреа очень разносторонний и многому меня научил. На некоторые вещи мы смотрим по-разному, и что-то я поняла и осознала именно благодаря ему.