©2021
0|100

РУБЕН ЛИМАРДО: «Каждый свой результат «посылаю» маме на небеса»

15 Декабря 2020, 13:07

Венесуэльский шпажист, олимпийский чемпион Лондона-2012 рассказал об олимпийском опыте, своей жизни в чужой стране, работе курьером и проблемах, с которыми пришлось столкнуться из-за пандемии.

На Олимпийских играх 2012 года в Лондоне тебе достались серьезные соперники. В четвертьфинале ты обыграл Паоло Пиццо, а перед ним Макса Хайнцера. Когда узнал о своем проходе, ожидал, что сможешь стать олимпийским чемпионом?

Когда у меня появилась мечта выиграть Олимпийские игры, я думал, что мое время придет только к Рио-2016. На Лондон особо не рассчитывал. Однако в тот день я был в очень хорошей форме и сказал своему тренеру, что, может быть, сегодня у нас будет медаль. За три месяца до Олимпиады на этапе Кубка мира в Хайденхайме я проиграл Максу Хайнцеру, который в Лондоне был моим соперником за вход в 8. А за вход в 4 фехтовал с Паоло Пиццо, чемпионом мира 2011 года в Катании. Наше фехтование не сильно отличается, потому что я постоянно тренируюсь в Европе. До Олимпийских игр я тренировался 2 недели в Москве. С хорошей командой: Суховым, Тихомировым, Анохиным, Бидой и другими. И когда я выиграл Пиццо, то понял, что у меня есть шанс.

За вход в 2 у меня был американец Сет Кэлси, с которым мы часто встречались на зональных соревнованиях. Бой был очень сложным, потому что мы хорошо знали фехтование друг друга. Мы шли укол в укол, при этом фехтовали не агрессивно – пытались обмануть тактически. Последний укол на приоритете я запланировал. Сказал своему тренеру, что тот будет брать «шестую» защиту, тогда как мне нужно было просто уколоть прямо.

В финале ожидал встретиться с корейцем Чоном, но он проиграл норвежцу Бартошу Пьясецки. Я тогда сказал своему тренеру: «Это мой шанс! Если не выиграю здесь, то не выиграю уже никогда». Мне удалось победить, потому что тактически и технически я все делал правильно. Это был лучший день в моей жизни.


И ты посвятил победу своей маме…

Да. Это мама привела меня в фехтование к моему дяде, у которого я до сих пор тренируюсь. Она умерла за 2 года до Олимпиады. В тот день я очень нуждался в ней. Я был счастлив выиграть медаль, но счастлив не в полной мере, потому что она этого не видела. После того, как мама умерла, каждую свою победу я посвящаю ей. Каждый свой результат «посылаю» ей на небеса.

Сейчас ты живешь в Польше, в городе Лодзь. Когда ты туда переехал и почему выбрал именно эту страну?

Я тренируюсь у своего дяди, и это он выбрал Польшу для переезда. В первую очередь, из-за возможности заниматься фехтованием. По сравнению с другими странами Европы, здесь не так дорого. В 2000-2005 годах польская команда в мужской шпаге была очень сильной по юниорам. Плюс мой дядя хорошо говорит по-польски и по-русски. В Польшу я окончательно переехал в 2003 году, когда закончил старшую школу. Поступил в университет физической культуры и спорта, который закончил за 2 года до Олимпиады.

Мне здесь нравится, хотя, конечно, это не моя страна, и иногда это чувствуется. Но для фехтования у меня есть все, а это самое главное. Этот вид спорта – моя страсть, и я очень хочу выиграть вторую олимпийскую медаль, хотя осознаю, что в мужской шпаге это сделать сложно. Никому еще не удавалось выиграть два олимпийских золота в личном зачете в нашем виде.

Также у нас тут есть клуб и свой фонд, который мы создали 8 лет назад. В нем около 20 фехтовальщиков, которым мы даем новые возможности в спорте. Но сейчас у нас нет спонсора и денег, чтобы его поддерживать. Пытаемся найти спонсоров, что очень трудно, особенно в такой период.

Твой спонсор отказал тебе в финансировании в этом году из-за кризиса во время пандемии?

Да, и мне пришлось пойти работать курьером доставки еды в «Uber Eats». Я оказался в затруднительном положении и даже не видел своего младшего ребенка целых 10 месяцев. Моя жена вернулась в Венесуэлу, потому что там у нас вся семья. С января по март я боролся за олимпийскую лицензию, поэтому у меня совсем не было времени заботиться о семье. Я подумал, что пока отправлю жену с детьми в Венесуэлу, а в марте, когда закончится отбор, приеду к ним. Но в марте началась пандемия, и все границы закрыли. Я не смог вернуться домой.



Было тяжело такой долгий срок не видеть ребенка, который родился совсем недавно. Позже я нашел билеты, чтобы вернуть семью в Польшу, но пришлось заплатить очень большую сумму. Я понял, что нужно что-то делать, потому что через пару месяцев начались бы проблемы с финансами. Эта работа в доставке – лучшее решение для меня. Я могу тренироваться утром, потом приехать домой, где у меня будет один час для восстановления и поехать работать, развозить заказы на велосипеде. Еще два раза в неделю у меня онлайн-курсы по английскому языку. Я постоянно говорю по-испански и по-польски, а хотелось бы лучше владеть английским. Бывает такое, что даже не успеваю поесть перед работой. Но она для меня, как вторая тренировка.


Ты также понимаешь русскую речь. На скольких языках разговариваешь?

Свободно владею польским и испанским. Неплохо говорю по-английски. На русском говорю хуже, но я понимаю 40-60% из вашей речи. Я много раз тренировался с российской командой. Когда разговариваю с вашими ребятами: Суховым, Анохиным, Бидой и другими, то пытаюсь запоминать новые слова.

У тебя уже есть польское гражданство?

Нет. Хотя, когда я выиграл золотую медаль в Лондоне, многие страны предлагали мне гражданство, чтобы я перешел выступать за них. Но я всегда фехтовал со своим флагом и продолжу фехтовать за Венесуэлу. Многие люди оттуда меня поддерживают. Эта страна всегда в моем сердце.


Ты как-то говорил, что не планируешь завершать карьеру после Токио и хочешь выступить в Париже-2024.

Да, потому что я очень люблю фехтование. Когда у меня какие-то проблемы в жизни, я иду на тренировку, провожу много боев, и сразу голова становится свободнее. Фехтование помогает мне бороться со стрессом. Конечно, я хочу выступить и в Париже, но это будет зависеть от моего результата в дальнейшем. Если я останусь в топ-16 и буду хорошо выступать, то почему бы и нет. Но сейчас моя голова занята только олимпиадой в Токио. Может быть, если я выиграю там медаль, то закончу. Но если нет, продолжу фехтовать.

Ты один из двух олимпийских чемпионов в истории Венесуэлы. Можешь назвать себя известным в своей стране, учитывая, что фехтование – не самый популярный вид спорта на твоей родине?

Да, могу. Хотя, когда я выиграл медаль, я об этом даже не знал. Мои друзья говорили мне: «О! Это же второе олимпийское золото в истории Венесуэлы!» (смеется). Но я думаю, вскоре ситуация может поменяться. У нас есть очень хорошая легкоатлетка Юлимар Рохас, обладательница трех мировых рекордов в тройном прыжке. Думаю, если бы олимпиада уже состоялась – она бы без проблем ее выиграла. Однако сейчас мы вынуждены ждать еще один год. Эта спортсменка -- очень значимая фигура в нашей стране. В России совсем другая ситуация – у вас всегда много медалей, тогда как в Венесуэле всего 2 олимпийских чемпиона, а чемпионов мира где-то 5-6. Когда я закончу свою фехтовальную карьеру, то хочу развивать свой спорт в Венесуэле, чтобы наша страна поддерживала спортсменов так же, как это делают в России. Благодаря этой поддержке вы можете быть профессионалами. Такие люди, как Великая или Егорян – настоящие звезды для меня.

Получается, что после завершения спортивной карьеры ты вернешься обратно в Венесуэлу?
Я не знаю. В Польше у нас есть клуб, где мы работаем с детьми. Сейчас, конечно, все сложно, и многие дети не ходят на тренировки из-за пандемии. Может, в будущем станет лучше. Я не хочу возвращаться в Венесуэлу, потому что в плане спорта там нет возможностей. У нас большие политические и экономические проблемы. Скорее всего я предпочту остаться здесь или найти какой-нибудь другой клуб, чтобы тренировать там. Но я хочу закончить со спортом только под руководством своего тренера и остаться в Польше еще минимум на 5 лет.

Чем занимаешься помимо спорта, когда есть свободное время?
В Польше трудно найти себе какое-то занятие. Это не моя страна, а зимой еще и очень холодно, чтобы куда-то выходить. Когда я возвращаюсь в Венесуэлу, я обожаю ходить на реку на рыбалку. Могу просто пропасть на неделю, сидеть там без связи, телефона и прочих технологий. Я также люблю играть в «Play Station» в различные игры со своими братьями: в «FIFA» или «Call of Duty». Но, конечно, не каждый день, только когда есть свободное время.

Блиц-опрос:

В какие страны готов возвращаться снова и снова?

В Россию. Очень дружелюбные люди, которые сильно отличаются от европейцев. Вы больше похожи на венесуэльцев – постоянно шутите и смеетесь.

Какую музыку слушаешь чаще всего?

Электронную.

Как тебя называют друзья и близкие?

Когда я был ребенком, многие люди называли меня «Дамбо», как слона из одноименного мультика (смеется).

На что готов потратить последние деньги?

На «Play Station» (смеется).

Любимая книга?

Я предпочитаю читать любые книги про спорт, в том числе фехтование.

Назови 3 своих положительных и 3 отрицательных качества?

Из положительных я бы назвал оптимизм, силу и здоровье. Из негативных: когда я проигрываю, то могу потерять контроль над собой. Не знаю, что еще назвать из плохих качеств. В целом, я дружелюбный (смеется).

Твои вредные привычки?

Импульсивность. Я делаю специальные дыхательные практики, чтобы освободить свой разум и спокойно тренироваться и работать.

Любимая историческая личность?

Такой нет.

Три желания, которые бы загадал?

Стать олимпийским чемпионом в Токио. Постоянно быть рядом с семьей. И чтобы у нас было больше детей в фонде.

Взгляд со стороны: Хесус и Франциско Лимардо (братья Рубена, шпажисты)

Хесус: Жизнь Рубена кардинально изменилась после его победы на Олимпийских играх. Он стал очень известным в Венесуэле – не мог выйти на улицу, потому что люди его узнавали, просили фото и автографы. Он отличный человек и спортсмен. В нашей стране тяжелее чего-то добиться, поэтому ему приходится работать в три раза больше. Он хороший брат и всегда готов прийти на помощь людям, которые в этом нуждаются. Может найти решение в любой ситуации.

Франциско: Рубен очень добрый, но при этом со сложным и сильным характером. Если он что-то делает, то делает это на максимум и с большой страстью. И, конечно же, любит играть в «Play Station» в свободное время (смеется).