©2021
10|105

«Марта не может стоять!» - «Должна!». Фехтовальщики – в редакции «Совспорта»

18 Августа 2021, 18:01

Гостями редакции «Советского спорта» стали главный тренер сборной России по фехтованию Ильгар Мамедов и олимпийская чемпионка саблистка Ольга Никитина.


«КАЖДОЕ УТРО ПЛЕВАЛИ В ПРОБИРКИ»

- Ольга, вы уже привыкли к тому, что вас именуют олимпийской чемпионкой? – начинаем разговор в редакционном пресс-центре.

- Нет пока. Вот вы сейчас сказали «олимпийская чемпионка», а я про себя думаю: «Уау, я олимпийская чемпионка!», - улыбается Никитина.

- Вы видели добрый десяток Олимпиад. В рейтинге самых необычных Игр на каком месте находится Токио-2020? – вопрос Мамедову.

- На первом, поскольку проходили в не очень нормальном формате: 15 дней мы практически не снимали маски. Первое время в столовой бывало встаешь, идешь за тем, что забыл сразу взять, а маску не надеваешь. Представитель нашего штаба сразу же догоняет, говорит: наденьте маску, могут наказать. И в зале, и на территории олимпийской деревни, и в транспорте – везде в масках.

- Протесты против Игр вас как-то затронули?

- Нас - нет, мы жили в системе «пузыря», не общаясь с внешним миром. Если кого-то и видели из окна автобуса по дороге из деревни в зал, то все были настроены позитивно. А судьи, представители директората выходили в город. Генеральный секретарь Международной федерации фехтования рассказывал, что, прогуливаясь по Токио, ощутил враждебность по отношении к себе со стороны некоторых местных жителей. Поэтому им посоветовали одеваться так, чтобы не была очевидна принадлежность к Олимпийским играм.

Наш судья тоже рассказывал, что как-то рядом с отелем к нему подошел японец, вел себя очень агрессивно, говорил: «Убирайтесь отсюда со своей Олимпиадой». Не знаю, правда, как судья понял этого человека, японским-то он не владеет… Видимо, по мимике и жестам.

Но вообще японцы очень доброжелательны. Помню, шел как-то по улице, хотел выбросить огрызок от яблока, а урны нигде не было. Навстречу идет старушка, я ей показываю: мол, хочу выбросить огрызок. Так она взяла у меня его, дав понять, что сама выбросит.

- Ольга, а вы как представляли свою первую Олимпиаду?

- Олимпийскую деревню я представляла по-другому: все было намного грандиознее, чем я думала. Идешь по деревне: все тренируются, готовятся. В столовой тоже – все сосредоточенные, едят правильную пищу.

- А как же «Макдональдс»?

Ильгар Мамедов: А на этой Олимпиаде его не было. Впервые за многие годы.

Ольга Никитина: Атмосфера в зале была тоже замечательная. Идешь, а все рады тебя видеть. Я такого себе даже представить не могла.

И.М.: Забыл еще рассказать, что каждое наше утро начиналось с того, что мы брали пробирки, плевали в них и сдавали для исследования. Все это надо было сделать до девяти утра, потом пробирки уносили в штаб сборной и оттуда уже отправляли на тестирование.

- Несколько российских спортсменов из-за положительного теста вынуждены были пропустить Игры. На вас это не давило?

О.Н.: Поначалу я очень сильно переживала из-за этих тестов. А вдруг будет ложный положительный? Но когда уже сдала три или четыре перестала об этом думать и успокоилась.

«В ФИНАЛЕ ОЛЯ ПРОВЕЛА ФЕНОМЕНАЛЬНЫЙ БОЙ»

- Перед Играми какой результат вы посчитали бы хорошим?

И.М.: В сентябре будет девять лет как я стал главным тренером сборной, и все время говорю одно и то же: я никогда не знаю, чем закончится турнир. А тем более в нынешней ситуации. Понятно, что мы делаем все возможное, чтобы в наилучшей форме подойти к Играм. У нас уже давно не было соревнований, поэтому мы каждый месяц перед Олимпиадой проводили турниры сильнейших.

Поверьте, тут действительно не знаешь, где найдешь, где потеряешь. В шпаге реально 15-20 человек могли бы стать олимпийскими чемпионами. Француз Ромэн Каннон, который в итоге победил в шпаге, вообще не должен был выступать в личном турнире. Он попал туда только потому что другого француза дисквалифицировали за допинг. Каннон, кстати, фехтовал феноменально. Он встречался в четвертьфинале с Сергеем Бидой, и у нашего фехтовальщика вообще не было шансов. Ничего из того, что придумывал Бида, не проходило. Француз всё предвидел, постоянно опережал Сергея.

В рапире чуть меньше конкуренция – 10-12 человек на место чемпиона. Кстати, и география чемпионов и призеров турниров по фехтованию постоянно расширяется.

- Японцы в командном турнире в шпаге тоже участвовали в турнире как хозяева, а так бы по рейтингу не прошли, а стали олимпийскими чемпионами.

- Да, в 1/8 они победили американцев, потом – французов. В полуфинале с сильной Кореей и финале с нами шансов тоже соперникам особо не оставили.

- Информацией о соперниках вы какой-то владели перед Играми?

- Нет. Отсутствие турниров сказывалось не только на том, что мы не имели никакого представления о соперниках, но и на том, что не понимали, чего ждать от наших фехтовальщиков. Например, от Виолетты Колобовой. Она в марте родила, а в мае уже выиграла турнир в Смоленске, подарив тренерам надежду. Будь возможность посмотреть ее, к примеру, на чемпионате Европы, у нас было бы больше информации. Ведь это совсем другой уровень. Художественная гимнастика, пятиборье, дзюдо проводили в мае-июне чемпионаты мира и Европы, мы же так и не смогли провести.

- Ольга, а у вас как произошло возвращение к соревнованиям после большого перерыва?

- Очень волновалась, ведь уже успела забыть, что такое участвовать в крупных турнирах. Турниры сильнейших – это хорошо, но там каждый раз фехтуешь с одними и теми же соперницами. А тут уже другое фехтование - намного интереснее.

- В личном турнире вы крупно проиграли француженке Манон Брюне, в командном она попалась вам в первом же бою.

- Честно говоря, не знаю, что случилось в личном турнире. Меня как будто сковало. В командных соревнованиях уже отпустило.

- Решающим моментом в финале стало ваше противостояние с Шарлоттой Лембах, на которое вы выходили при счете 14:20, а ушли, выигрывая 25:23.

- Было ощущение, что тут уже соперницу сковало, она даже не понимала, как я наносила удары.

И.М.: Командная борьба – совсем другая. Тут другая психология, все другое. Уже на Японию в четвертьфинале мы настраивались серьезно. Понимали, что они нам по силам, мы опытнее, титулованнее, но это Олимпиада и на ней возможно всё. И с Японией, и потом с Кореей встречи поначалу были нервозные, а потом мы их дожимали.

В финале Оля провела феноменальный бой, выиграла 11:3. Но француженки отличаются тем, что никогда не сдаются. На последний бой Оля выходила при счете 40:34 – отрыв, казалось бы, внушительный. Но француженка наносит несколько ударов подряд, и я понимаю, что что-то надо делать. Говорю: «Оля, стой! Меняй саблю, но только медленно».

Я, кстати, первый раз стоял у помоста во время соревнований по сабле - сначала в личном турнире, потом – в командном. Обычно – с рапиристами занимаюсь. Как потом оказалось, в сабле вообще не принято менять оружие по ходу боя. Никогда не меняют. Но Оля – молодец, слушает, долго выбирает саблю, успокаивается. Тем временем у француженки кураж уходит.

Счет 44:38, и тут соперница опять наносит три удара подряд. Я тут же: «Оля, меняем саблю!» Французы обалдели. А что делать? Попросить перерыв, чтобы волосы поправить – судья может не разрешить. Шнурок завязать? А он не развязан. Опять начали менять саблю.

- Пошли на хитрость.

- А почему нет? Правилами это не запрещено. Здорово, что Оля сохраняла холодную голову. Молча отдавала саблю и спокойно выбирала новую, не спешила, приходила в себя.

- Ольга, а вы были готовы фехтовать последней? Обычно это право дается самому опытному в команде.

- Честно говоря, не ожидала такого. Сказали мне в последний момент. На самом деле, эта новость придала уверенности. Правда, где-то при счете 43:37 в голове появилась мысль: еще немного и мы – первые. И я начала торопиться – сама наталкивалась на саблю соперницы. Спасибо Ильгару Яшаровичу, что помог. Пока меняла саблю, я успокаивалась.

- В команде вас было четверо: Великая, Позднякова, вы и Светлана Шевелева. А медали получили только трое…

- Света постоянно была с нами, готовилась, поддерживала. Думаю, и фехтовала мысленно с нами, когда мы были на дорожке. Это несправедливо: на всех соревнованиях запасной получает медаль, но не на Олимпиаде. Света очень расстроилась, мы успокаивали, говорили, что она тоже чемпионка.

И.М.: В полуфинале Соня Великая дернула ногу. Пока шел бой, она на адреналине ничего не чувствовала, а потом ей стало больно. Дмитрий Глотов, старший тренер сборной по сабле, говорит: вот такая ситуация, возможно, будет замена, давай поставим Никитину на последний бой. Я согласился. Вижу: Великая испытывает явный дискомфорт, говорю, чтобы Шевелева разминалась. Все-таки решили выпустить Соню, а потом, если что, поменять. Великая проводит первый бой, второй, третий. У нас счет 39, Соне остается нанести один удар. Вдруг слышу – бум, бум, бум – Шевелева все разминается. Остановись, Света, говорю, хватит.

Соня, конечно, молодец. Переборола себя. Без нее нам сложно бы пришлось.

«МАРТА НЕ ПРОСТО ВЫСТОЯЛА, А ПОБЕДИЛА»

- О сабле поговорили. Перейдем к рапире.

- У рапиристок тоже была валидольная встреча с американками в полуфинале. Если у саблисток Оля перевернула ход боя, выиграв 11:3, то в рапире Лариса Коробейникова сделала то же самое, победив 8:3. Там нам пришлось пойти на замену: Аделина Загидуллина не справилась с волнением. Она и в 1/4 с Египтом выглядела плохо, и с Америкой начала слабо - 4:9. Вышла Марта Мартьянова и первый бой тоже проиграла вчистую – 1:5. Говорю ей: забудь о результате, просто поборись, получи удовольствие. Сработало: Марта выступила с американками здорово.

Ну а финал… Там была не просто победа, а победа с элементами драмы: Марта билась с серьезной травмой. После боя ей сделали МРТ, диагноз специалисты вынесли на днях: порваны сразу три связки, на восстановление нужно минимум три месяца, может быть, потребуется операция.

Помню разговор нашего массажиста с модным названием «физиотерапевт» Саши Бурова и Дмитрия Шевченко (старший тренер женской сборной по рапире. – Прим. ред.) после травмы Марты. Саша в шоке: «Она не встанет!» Шевченко: «Должна стоять!» Ведь обратную замену сделать нельзя, если Марта не сможет выступить, мы получим поражение. Саша молодец, справился. Нам дали пять минут, он ей заморозил ногу, затейпировал и Марта продолжила бой. Причем она не просто выстояла, а приносила очки команде. Против нее вышла Астрид Гюйяр, а она очень любит флеш-атаки, для которых нужен разгон. Я подозвал Марту. Она доковыляла, я говорю: подойди к ней вплотную и не давай проводить эти атаки. Страшно было ей стоять прямо под носом у соперницы, но сработало. Марта выиграла этот бой 5:1.

Марта, кстати, как и Оля, 1998 года рождения. Это наши надежды не на один олимпийский цикл.

- София Позднякова сейчас собирается сделать перерыв в карьере, Софья Великая также может закончить или взять паузу, Ольга, вы готовы стать лидером команды?

- Я не думаю, что что-то поменяется, – улыбается Никитина. – Так же будем тренироваться, готовиться. У нас сплоченный коллектив.

И.М.: Что мне нравится в сборных по сабле и рапире – это хорошая взаимозаменяемость фехтовальщиц. В женской шпаге нам этого не хватило.

- Татьяна Андрюшина могла бы помочь (в начале года опытная шпажистка нарушила карантинный режим и была дисквалифицирована. – Прим. ред.)?

- Сейчас модно писать разное в интернете, задаваться вопросами: а что бы было, если бы взяли того или этого. Про Андрюшину пишут, хотя ее дисквалификацию признал справедливой даже суд. Еще одна наша заслуженная шпажистка, Любовь Шутова, высказывает претензии, хотя в рейтинге она заняла только шестое место. Неужели эти люди думают, что хоть один тренер в мире поступит во вред себе и команде и не возьмет спортсмена, который может принести результат? Есть же сухие цифры протоколов: в солидном для фехтования возрасте человек дает «минус» не раз, не два, а фактически постоянно. Даже при этом спортсменке было сказано: будешь первой по очкам, поедешь на Олимпиаду. Первую мы просто не можем не взять. А какой смысл брать возрастную спортсменку четвертым номером? Лучше взять молодую и перспективную, чтобы она получила опыт.

Шутовой 38 лет. Объективно, скоро она завершит карьеру. Пойдет ли она работать тренером? У нас есть молодые тренеры, которые сами были большими фехтовальщиками. Артур Ахматхузин, который подготовил к Играм Мартьянову. Артём Седов, работавший с Коробейниковой и Загидуллиной. Яна Рузавина работает в рапире, Антон Авдеев и Алексей Тихомиров – в шпаге. Открываются новые фехтовальные центры. Кто хочет остаться в фехтовании, кто хочет работать – будет работать. Все двери для спортсменов открыты.

Кстати, многие забывают, что старший тренер по женской шпаге пропустил весь последний сбор команды из-за ковида: подцепил вирус, хотя был вакцинирован. Да, в женской шпаге у нас не получилось. Но надо радоваться за всю сборную по фехтованию, которая выступила более чем достойно. Так что ждем всплеска поступающих в школы фехтования, как это было после Игр в Рио.

- После той Олимпиады вышел фильм «На острие» по мотивам противостояния Великой и Егорян со Светланой Ходченковой и Стасей Милославской.

И.М.: Мне уже звонил продюсер этого фильма Михаил Дегтярь, говорит: «Надо снимать продолжение». Снимай, отвечаю, сюжетов на этих Играх было предостаточно.

Олег Чикирис
Советский спорт

Больше статей