©2021

Борис Писецкий: «Иду в ногу со временем, продолжая учить и учиться!»

25 Сентября 2022, 13:28

Вот уже более полувека наш герой идет по жизни с саблей. Тридцать лет, как он официально стал заслуженным тренером России. В его арсенале – звание «Мастер спорта СССР», Орден Дружбы, Орден Почета, Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, почетный знак «За заслуги в развитии олимпийского движения в России», Почетная грамота Президента РФ и разные другие  награды. Из которых главные – это, разумеется, успехи его воспитанников, прославивших на весь мир новосибирскую и российскую фехтовальные школы. Самым титулованным учеником маэстро остается Станислав Поздняков – четырехкратный олимпийский чемпион, десятикратный чемпион мира, ныне президент Олимпийского комитета России.


Итак, 24 сентября у Бориса Писецкого – юбилей! В этот день в Сибирском региональном центре фехтования Станислава Позднякова пройдет Всероссийский турнир по сабле в честь юбиляра, а сам он здесь же будет принимать поздравления. Почетными гостями праздника станут прославленные спортсмены – от тех, с кем сам он фехтовал на заре своей карьеры, до героев недавних Олимпиад.

О главных качествах настоящего учителя, о своем пути и многом другом заслуженный тренер России Борис Писецкий рассказывает в интервью сайту министерства физической культуры и спорта Новосибирской области.

Почивать на лаврах – не в моём характере!

– Кто-то из великих однажды заметил: полжизни человек работает на свою биографию, а потом уже – биография на него. Борис Леонидович, вы согласны с этим убеждением?

– Нет! На свое имя ты должен работать постоянно, а если позволяет здоровье – то и всю жизнь. Пока руки-ноги шевелятся, голова относительно ясная – надо действовать, идти вперед, подтверждать свои успехи. Кто-то, быть может, считает по-другому. Но почивать на лаврах – не в моем характере!

– Сказать, что у вас богатейшая биография – не сказать ничего. А какие всё же самые знаковые моменты в своей судьбе вы бы особенно выделили?

– Главное событие в моей спортивной жизни – это то, что я вообще пришел в фехтование. Пришел и не прогадал. До этого я много видов спорта перепробовал, занимался баскетболом, настольным теннисом, легкой атлетикой – бегал, диск метал… Выступал на разных соревнованиях за свою 99-ю школу (она расположена в центре Новосибирска, на улице Чаплыгина). Потом к нам заглянул Парницкий Владимир Николаевич, тренер по фехтованию. Раньше ведь тренеры так и набирали секции – ходили по школам и приглашали к себе ребят, которые им приглянулись. Мне тогда десять лет было. Парницкий подозвал меня к себе, сказал пару убедительных слов… В общем, так я и оказался в фехтовании. С тех пор с ним не расстаюсь.

– Ясно, что оружие в руки вам сразу никто не дал: сначала – общефизическая подготовка, всё такое... Не скучно было, бросить не хотелось?

– Конечно, первая стадия занятий – это своего рода пытка: всякие прыжки, растяжки и прочее. Но всё это я спокойно прошел. Просто хороший был коллектив у нас, мне было интересно, весело. А уж когда мы начали непосредственно фехтовать, ездить по сборам и соревнованиям, я тем более загорелся: это же, плюс ко всему, можно в школу не ходить!!! Правда, потом надо было нагонять упущенное, но это меня не пугало. После школы я поступил в Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта, там же прошел обучение на военной кафедре. Окончив вуз в 1974 году, попал по распределению в Сибгипротранс, продолжил заниматься фехтованием. Выполнил «мастера», но не сказать, что стал каким-то великим спортсменом. Зато довелось поработать в одной связке действительно с легендарными фехтовальщиками, с нашей элитой – это Марк Ракита, Виктор Кровопусков, Эдуард Винокуров и другие. Я видел этих великих людей в деле! Они многому меня научили, в том числе их уроки мне пригодились, когда я сам пошел в тренеры.

Брать уроки – всегда, везде, у всех!

– Занявшись тренерской работой, вы тут же ощутили себя в своей тарелке? Или были поначалу определенные сложности, сомнения, дискомфорт?

– Чувствовал я себя комфортно, но очень быстро осознал: никто вот так сразу, по указке, тренером стать не может. Если даже ты в собственной спортивной карьере достиг успехов, а затем пришел к детям, то должен понимать: спортсмен и тренер – это две разные профессии. Два разных способа мышления, если хотите! Мастерству наставника надо учиться и учиться. Я стал постигать основы тренерского дела, но сам тогда еще не знал, получится у меня что-нибудь или нет.

– То есть были всё-таки сомнения?

– Были, и это естественно. В Сибгипротрансе ведь я работал простым инженером, с окладом сто рублей, одновременно фехтовал. А тут – совсем другая история… Сначала я просто подрабатывал тренером в спортивной школе «Виктория» и всё больше понимал, что лучшего занятия для меня в жизни нет и не будет. Спорт затягивал всё сильнее, и, наконец, я официально трудоустроился в «Викторию» – переводом из Сибгипротранса. Мне разрешили это сделать, хотя я там свои положенные два-три года после вуза так и не отработал. Позже я перешел на стадион «Спартак», где базировалась тогда специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва по фехтованию. Здесь и трудился – вплоть до открытия центра Станислава Позднякова, куда мы всей школой переехали в 2019 году.

– Вернемся к началу вашей тренерской карьеры. Что прежде всего помогло вам освоить новую профессию?

– Повторю, это уроки и опыт, которые дало мне общение с легендами нашего спорта. Изначально я просто с ними фехтовал, а когда решил, что буду тренером, начал уже более скрупулезно, целенаправленно наблюдать за их действиями, всё анализировать. Вел записи в блокноте, меня однажды даже в чем-то заподозрили – там же своя конкуренция, вечное противостояние, например, ЦСКА с «Динамо»... Помню, Марк Семенович Ракита подошел ко мне: «Сидишь, – говорит, – всё время что-то пишешь. Сведения о ком-то собираешь?» – «Да нет, – объясняю, – это я для себя заметки делаю: как вести урок, что интересного и полезного можно у вас перенять и применить затем в тренировочном процессе».

– Марк Семенович вам поверил?

– Поверил! Кроме того, я часто выезжал на всесоюзные и международные соревнования, смотрел, как работают в том числе иностранные преподаватели. Многое у них перенял. И знаете, что вам скажу? Нельзя стать хорошим педагогом, сидя на одном месте. Надо постоянно искать что-то новое, самому брать уроки, впитывать как можно больше разной информации. Всё это дается непосредственно в командировках, благодаря общению с коллегами, с представителями других школ, с более опытными товарищами. Кстати, Михаил Бурцев, двукратный олимпийский чемпион, в моей тренерской судьбе решил очень многое, но это уже позже. Именно он был главным тренером наших саблистов в составе Объединенной команды на Олимпийских играх 1992 года. Именно он вовремя отправил Станислава Позднякова на его первую Олимпиаду – запасным. Именно он дал ему возможность раскрыться. И уже затем – понеслось…

И вновь о легендарном тандеме: важно не только вовремя встретиться, но и суметь удержаться друг за друга

– Примечательно, что Бурцев свое первое олимпийское золото выиграл, когда ему только-только исполнилось двадцать лет. Возможно, руководствуясь личным опытом, он в 1992-м рискнул взять на Игры в Барселону Позднякова, которому тогда не было и девятнадцати… Борис Леонидович, а вы сами на тот момент уже разглядели в своем подопечном будущего чемпиона?

– Я на тот момент разглядел в нем человека, который может многого достичь. А вот Миша Бурцев глянул дальше. Стас, как известно, стал тогда олимпийским чемпионом в командной сабле, но нельзя сказать, что он это золото прямо выиграл-выиграл! Он, скажем так, побывал в этой олимпийской каше, в олимпийской семье, вошел в нужный образ. Провел несколько боев в предварительном туре. Узнал, что это совсем другие соревнования, особенные, не похожие ни на какие больше. Получил сильный стресс и в то же время неоценимый опыт. Благодаря этому опыту он на следующей Олимпиаде был уже настоящим лидером. Там он завоевал две награды высшего достоинства – в личном и командном турнирах. Наши саблисты были прямо на подъеме, они раздавили всех, кто попался им на пути! Выступали тогда вместе с Поздняковым еще один наш прославленный новосибирец Григорий Кириенко и москвич Сергей Шариков. Именно с Шариковым Стас фехтовал в личном финале и одержал победу – 15:12.

– Пожалуй, что это были для вас одни из самых крутых Олимпийских игр – и по результату, и по накалу эмоций…

– Это точно! И вот что еще запомнилось. В общей сложности я сопровождал спортсменов на восьми Олимпиадах, и лишь Игры 1996 года в Атланте стали единственными, где я входил на соревнования по билетам. Жесткий был порядок – никаких тренеров! Билеты я покупал на рынке по 50–60 долларов, проходил на трибуну. Там парни меня встречали, давали чью-нибудь аккредитацию, и с ней я уже проникал в зал, где разминались спортсмены. Давал урок, возвращал им эту аккредитацию, снова шел на трибуну и занимал свое место.

– Согласно купленным билетам?

– Да! Эмоции действительно били через край…

– Ваш тандем со Станиславом Поздняковым – яркий пример того, как важно «правильно сойтись звездам». Встреча талантливого тренера с перспективным учеником, причем в нужное время в нужном месте, способна сотворить чудо. И ваш совместный опыт – тому подтверждение. Согласны?

– Отчасти это так, хотя сама по себе встреча ничего не решает. Важно также удержаться друг за друга в дальнейшем. Я не был с ним мягким. Убеждал его: «Ты верь в то, что я тебе говорю! Может, я в чем-то не прав. Но главное, нам с тобой надо действовать сообща, не допускать разногласий и взаимного недоверия. Тогда результат будет соответствующий». Он слушал и всё выполнял, как надо. Вообще, Стас очень работоспособным себя проявил, настоящим трудоголиком – пахал и пахал! Со своей стороны я всячески его поддерживал, делал на него особую ставку. Да, если тебе встретился такой самородок, надо крепко держать в руках вожжи! Конечно, я мог бы и с другими учениками работать больше. Но так звезды сошлись, и значительную часть сил я вложил именно в этого спортсмена. Результат всем известен.

Тогда и теперь: главное – ставка на позитив и пользу!

– Фехтование не стоит на месте – периодически меняются правила, характер поединков… А что изменилось наиболее явно? Если сравнить, например, с тем временем, когда вы сами фехтовали.

– Тут всё очевидно: в мое время не было электросабли. Нанес ты удар или нет, судьи определяли на глаз. И чем сильнее ударишь, тем больше шансов, что тебе это засчитают. Темп и ритм ведения боя были совсем другими. Сабля была намного динамичнее, соперники так из одного конца дорожки в другой носились, что только успевай следить: туда-сюда, туда-сюда… Общефизическая подготовка при этом играла особую роль, ведь руки и ноги у саблиста должны были быть очень сильными, выносливость – невероятная! С появлением электронной системы фиксации ударов эти темп и ритм стали меняться. Сейчас фехтование практически в два действия превратилось: ты в атаке – ты в обороне. Главное – «зажечь лампочку».

– Но и судить стало проще?

– Конечно! Лампочка загорелась – и всё понятно. Если спорный момент, его помогают разрешить видеокамеры. А раньше? Скажем, были такие ситуации: схватка произошла, один судья кричит – есть удар! Другой этого не увидел и воздержался, третий – тоже… Ну а раз воздержались, значит, удара не было. И поединок начинался заново. К тому же был такой переходный период, когда шпагу и рапиру электрифицировали, а саблю еще нет. Это рубящее оружие, тут отдельный подход нужен. Так вот, в сабле всё оставалось по-прежнему, а судили ее в том числе шпажисты, которые вообще этих ударов не замечали. Вот что творилось!

– Вам как тренеру все эти переходные моменты забот прибавляли? Что-то же надо было менять в тренировочном процессе, быть может, меньше заставлять спортсменов двигаться, но больше – думать?

– Никаких сложностей я не испытывал, для меня это были обычные рабочие моменты. Я всегда старался идти в ногу со временем, понимал, что перемены – естественный процесс. Как и в юности, продолжал учиться, вводить все новшества в практику. Тренировочный процесс перестраивал, как того требовало время. Не протестовал: надо – значит надо! Главное, что основа основ не пошатнулась, она осталась прежней: классическая стойка, определенный набор базовых элементов. Я всегда ученикам говорил: учитесь этой стойке, осваивайте как следует базу, тренируйте мышление, закаляйте психику. А бегать, прыгать или стоять на месте, что-то там просчитывая, – это уже по ситуации. Этому можно дополнительно научиться, если что...

– Должно быть, умение спокойно реагировать на происходящее и продолжать в любой ситуации качественно делать свою работу – важный залог успеха?

– Я бы к этому еще добавил: важный залог успеха – умение во всем видеть позитив, стараться отовсюду извлечь пользу, искать везде то заветное зернышко, которое даст неплохие всходы.

Как «два медведя» нашли компромисс

– Можно в таком случае вспомнить не самую сладкую для вас историю? Как известно, Борис Писецкий был вынужден уйти с должности старшего тренера сборной России в 2010 году после того, как в команду пришел французский специалист Кристиан Бауэр...

– Хотите спросить, какую пользу я извлек из этой истории?

– Так точно!

– Расскажу по порядку. Я тогда действительно оставил сборную, объяснил этот шаг одной фразой, которую тут же все растиражировали: два медведя в одной берлоге не уживаются! Бауэр стал не только тренером, но и генеральным менеджером сабельных сборных команд России – эта должность была введена с его приходом и вызвала в тренерском штабе неоднозначную реакцию. Я ушел, но в 2013 году вернулся: Алишер Усманов, который в то время был президентом Международной конфедерации фехтования, убедил Бауэра, что с основным составом сборной России по сабле должен работать тренер из Новосибирска Писецкий. Тут уже Бауэр возразить не мог, и мы с ним всё-таки были вынуждены ужиться. Так вот, о пользе: я ведь стараюсь чему-нибудь учиться у всех, с кем сводит судьба, независимо от личных отношений. Стал присматриваться к Бауэру. Он действительно очень хороший администратор. Он хороший психолог. Он не говорит слишком громко – говорит специально тише, чтобы все прислушивались, концентрировали внимание только на нем и не отвлекались.

– А что-нибудь именно для тренировочного процесса удалось у него взять на вооружение?

– Да, взял некоторые вещи, связанные, например, с темпом передвижения спортсменов по дорожке, с техникой. Но в чем-то был с ним категорически не согласен. Не мог смотреть, например, как он заставляет саблистов держать оружие. Не понимал, когда он всех загонял в тренажерный зал, заставлял сначала работать с гантелями, а потом – сразу брать в руки саблю и фехтовать. Мы с ним очень разные люди, и методики у нас разные. Но я следил за ним с любопытством, что-то всё же перенимал, а он, в свою очередь, стал позволять мне некоторые «вольности», идущие вразрез с его установками. Можно сказать, нашли компромисс.

Про систему Писецкого, «месть» нарушителям... и любовь

– Борис Леонидович, а существует такое понятие как «система Писецкого»? Например, по аналогии с системой Станиславского в театральном мире?

– Нет такого понятия. Вся моя система подготовки спортсменов – это классика, четкий набор знаний и навыков, которым должен пользоваться каждый тренер. Но вот другой вопрос – как пользоваться? Это надо делать умело. Как я уже говорил, идти в ногу со временем, смотреть, где, что и как изменяется, своевременно самому что-то менять в тренировочном процессе. Плюс, конечно, практиковать индивидуальный подход к каждому ученику, чувствовать человека, понимать, что конкретно ему необходимо дать на том или ином этапе подготовке. Тренерское чутье – очень важное качество в нашей работе. А со стороны ученика важны прежде всего доверие и дисциплина.

– Но бывало, что кто-то эту дисциплину грубо нарушал?

– Бывало.

– И что полагалось виновному?

– Опять же по ситуации. Например, однажды я проводил тренировку в час ночи. Это случилось на сборах: время работать, а пацанов нет – прогулять решили. В полдвенадцатого ночи откуда ни возьмись появляются… Я не стал никого ругать. Спокойно говорю: раз вы за день не устали, оружие в руки – и вперед! Мы все пришли в зал и еще два часа работали.

– Надеюсь, без ущерба для здоровья?

– Всё нормально было, все выстояли! Да и сам я тогда был моложе и крепче, совсем усталости не ощутил. Хотя и сейчас могу в любое время суток провести тренировку. Сплю всё равно мало, видимо, уже по возрасту «полагается». За пять часов вполне высыпаюсь.

По вашим стопам пошел ваш внук Алексей Писецкий, который вместе с вами сегодня трудится в Спортивной школе олимпийского резерва по фехтованию, воспитывает юных спортсменов. Борис Леонидович, а какие качества вы стараетесь в первую очередь передать молодым коллегам-тренерам?

– Прежде всего – чисто человеческие качества, потом уже профессиональные. Порядочность – это основа, на которой строятся отношения как между тренером и спортсменом, так и между людьми вообще. Надо уважать старших. Учиться понимать других, находить правильные решения в любой спорной ситуации, где-то уступать другому. Без главных человеческих качеств ты вряд ли сможешь состояться как тренер. Ведь ты берешь на себя ответственность за воспитание спортсмена, за воспитание человека. Но кем ты вырастишь его, если не будешь порядочным? Что касается профессиональных вещей, то тут надо просто любить свою работу. Относиться к ней как к любимому человеку, тогда и она будет давать тебе нужные плоды. Ведь без любви никогда у людей ничего не получается – не в личной жизни, не в работе!

Борис Писецкий родился в Новосибирске 24 сентября 1952 года в семье инженера Леонида Степановича Писецкого и врача-уролога Любови Борисовны Громыко. Был старшим ребенком в семье, где через пять лет также родилась дочь Галина.
Фехтованием начал заниматься в возрасте 10 лет под руководством Владимира Парницкого. С 1975 года – официально на тренерской работе.
Среди его воспитанников – четырехкратный олимпийский чемпион, десятикратный чемпион мира Станислав Поздняков; четырехкратный чемпион мира, участник двух Олимпиад Вениамин Решетников; двукратный чемпион мира Павел Быков; обладатель Кубка мира среди юниоров, победитель Всемирной универсиады Никита Проскура; победитель первенства мира среди юниоров Артем Целышев, победители первенства Европы среди молодежи в командном зачете Андрей Коробко, Вячеслав Искандаров и Полина Стадничук, серебряный призер первенства мира Яна Обвинцева.
Старший тренер мужской сборной команды Российской Федерации по фехтованию на саблях (в 2004–2010 гг., затем с 2013 г. по настоящее время). Главный тренер спортивной сборной команды Новосибирской области по фехтованию. В 2018 году прошел профессиональную переподготовку в ФГБОУ «Смоленская государственная академия физической культуры, спорта и туризма», защитил аттестационную работу на тему «Информационное поле тактической подготовки фехтовальщиков».
Мастер спорта СССР. Заслуженный тренер России. Заслуженный работник физической культуры России. Имеет ряд государственных наград РФ и Новосибирской области.
Женат. Супруга – Наталия, дочь – Анна, внук – Алексей. А 2020 году у Бориса Леонидовича родился правнук – Борис Алексеевич Писецкий.

Наталья Манторова
Министерство физической культуры и спорта Новосибирской области